3244216 (3244216) wrote,
3244216
3244216

Государевы люди. Заметки натуралиста №2.

Следующее произведение автора
Они терпеливы.

Чуть больше десятка лет назад довелось мне ехать как-то в Севастополь.

И повезло мне уже только в том, что именно в тот божий день тогдашний Президент Украины Кучма своим собственным присутствием освящал открытие Великой Объездной Дороги, являющей собой десяток километров бетонки, лежащей окрест Города Героя по полям и перелескам, пригоркам и ложбинкам, мимо городской свалки напрямки к Ялтинскому кольцу.

Недоброе я почуял еще километрах в двадцати до поворота на эту самую Объездную. Правая обочина была парадно уставлена многокилометровой колонной грузовиков, в которых на жарком крымском солнышке потихоньку тухла всяческая перевозимая снедь, в устало вращающихся барабанах засыпал вечным сном бетон, в страшных корчах самосвальных кузовов холодел асфальт, а в кабинах вонючих дорожных монстров потели полуголые водилы, изнывающие от жары, жажды и невозможности культурно справить свои естественные нужды.

За километр до выезда на уже почти открытую Объездную прелые гаишники остановили и меня. С целью ждать, пока царственное тело символически и торжественно не прокатят по той бетонке.

Ждать пришлось не очень. Терпимо. Час-полтора, не больше. Покурил раз пять от случившегося безделия, послушал байки застрявших рядом таксистов-бомбил, да и пронеслось что-то мимо, помаргивая и покрякивая. Свершилось. Открыли.

Подержали нас для приличия в стоячей позе еще минут десять (а ну как вернется барин!), да и почти уже было отпустили с миром.

Да тут солнце за невесть откуда взявшиеся тучи мигом ушло, гром громыхнул, и посыпало с неба. Каплями для начала, потом потоками для разгона, а потом и градом для верности.

Гаишники терпели-терпели до самой последней своей героической возможности, да и скрылись в недрах своих дежурных канареек с мигалками, на прощание разрешительно помахав колонне полосатыми палочками: езжайте с богом, мол.

И поехал я.

По освященной высшим присутствием Объездной Дороге.

А там – через каждые сотню метров, на каждом повороте и у каждого подозрительного куста – по чекисту. Все – как на подбор. Рослые, молодые, перспективные, но мокрые насквозь, хотя в пиджаках и галстуках. Стоят к лесу передом, к дороге задом, пристально вглядываясь в мокрые поля и перелески, горки и ложбинки, в городскую свалку – а не выскочит ли кто оттуда со злым замыслом во вред Государству.

Потом, уже почти у самого Ялтинского кольца я разглядел медленно ползущий навстречу ржавый и грязный по самое не могу грузовик ГАЗ-66 с дырявым тентом. Он останавливался у каждого поворота и подозрительного куста. И заглатывал в свое брезентовое чрево одного за одним этих бравых молодцев, что карабкались по ржавой лесенке ему в кузов.

В грязных лакированных ботиночках, в отутюженных с утра еще костюмчиках, к некогда белых сорочках и в однотонных галстуках. Лавочек в кузове не было, потому служивые на корточках жались друг к другу, держась всем, чем можно, за все, за что можно было уцепиться.

Дождь закончился так же резко и бесповоротно, как только что начался. Влаги хватило всем: и окрестностям, и служивым телоохоранителям.

Снова откуда-то вылезло солнышко и блестело оно в радостных глазах этих Государевых людей, десятикратно усиливая свои сияния и радужные переливы осознанием ими выполненной боевой задачи.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments